Интервью с конструктором

Конструктор в представлении многих людей – это седовласый мужчина в пиджаке и с чертежами под мышкой. Моя собеседница конструктор из Санкт-Петербурга Екатерина Полякова совершенно не вписывается в этот привычный для многих образ. Но от никак не сказывается на уровне ее профессионализма и отношения коллег по работе. О том, как работается в современном мире конструкторам женщинам, об архитектуре, конструкциях и состоялся наш диалог. 

- Расскажи, пожалуйста, немного о себе. Что ты заканчивала?
-Я закончила Санкт-Петербургский архитектурно-строительный университет по специальности: проектирование зданий, у меня в дипломе написано инженер-архитектор. Специальность появилась довольно недавно, т.е. по ней было только шесть выпусков, а сейчас специальность называется техника уникальных зданий. Соответственно процесс обучения был интересным, у нас в группе часть выпускников пошла работать конструкторами, часть архитекторами, в принципе, мы теперь понимаем, что конфликт между конструктором и архитектором можно решить, по крайней мере этому нас учили пять с половиной лет.
- Конструктор – это ведь профессия мужская, как тебе приходится с этим, что называется,  жить?
- Да это не просто. Есть часть работ, которую всегда будут выполнять мужчины, и зачастую неординарные решения принимает именно мужчина, то есть он их находит. Но женщина, как исполнитель, работает лучше, хотя я сталкивалась с женщинами конструкторами, которые прекрасно справлялись и с этой задачей, поэтому я не вижу сейчас такой проблемы.
- Значит, нет такого отношения, мол женщина, неа не можем доверить работу?
- Нет я не чувствую такого отношения. Где бы я ни работала, везде доброжелательно относились, в принципе, я ни к одной женщине-конструктору не видела такого, либо мужчины смерились уже, либо мы довольно хорошо работаем.
- Говорят, что конструктор должен любить считать, это правда?
- Да мне нравится, и я уже даже в жизни все просчитываю,  идет цепочка в голове: почему, зачем, как. Если нужно куда-то добраться обязательно будет несколько вариантов как это сделать. Это даже не просто должен любить считать, скорее должна быть черта характера, мышление нужно такое что ли. Мне это близко, не скажу, что я, когда поступала, выбирала именно это, но не жалею о своем образовании нисколько.
- Я когда поступала в университет, у меня главным критерием было отсутствие математики, что угодно только не она. Мне всегда казалось, что там, где нужно считать, творчества быть не может, а вот в вашей профессии есть место креативу?
- Ну да, есть, конечно. Интересное конструкторское решение, когда можно воплотить необычно архитектурную мысль – это стопроцентное творчество, креатив как-то не очень мне нравится.
- Хорошо, а в чем тогда заключается это творчество, разве у вас нет готового списка решений поставленных задач?
- Этот список стандартных решений безусловно есть, но иногда ты смотришь и понимаешь, что не все подойдет и тогда нужно его дорабатывать самому, принять другое совершенно конструкторское решение, вот так. К нему просто нужно прийти и с первого раза никогда его не увидишь, но при этом когда оно будет реализовано в натуре - это будет превосходно. Еще как говорят: «если та же расчетная схема не красивая, не надо ее считать». Во всех конструктивных разделах есть красота, правда не все ее видят. Существуют действительно некрасивые узлы, некрасивые варианты. Так что  для  творчества места более чем предостаточно. А когда есть заинтересованность архитектора, который готов менять что-то в своих решениях, и конструктор, который готов идти тоже на уступки, то тут уж сплошное творчество.
- Я так понимаю, что конструктор и архитектор работают всегда в связке, если случаи перетягивания одеяла на себя, кто вообще главный?
- Вообще, как меня учили - главный архитектор, но при этом архитектор должен быть человеком понимающим и видящим. У нас был преподаватель, у которого два высших полных, очных образования: ПГС и архитектура. Вот с такими людьми, работать очень приятно. Т.е. он понимает конструкцию и уже от этого отталкивается, а когда ты смотришь на его решения, понимаешь, что это легко можно сделать. Но если человек рисует чисто по наитию, то тогда это сложнее надо будет дорабатывать. Ну вообще, если посмотреть на архитектуру зарубежных стран с теми же невероятными консолями, они же все стоят себе прекрасно, поэтому дело уже в профессионализме и конструктора, и архитектора.
- Но ответственность больше на ком?
- Абсолютная ответственность на конструкторе. Ответственность архитектора, например, за неправильный подбор цвета, это максимум, остальное все на конструкторе.
- Наверное, страшновато нести столько ответственности?
-По началу работы да. Вплоть до страшных снов, а так, в принципе, ты же не один разрабатываешь, тебя проверяют, контролируют. Сначала начинаешь с чертежника, потом с каких-то небольших расчетов, на всех этапах идет проверка и самопроверка.
- Но ты сейчас на уровне подпитки знаниями?
Да, подпитки знаниями именно в конструкторской области. Здесь не получается сел и сразу сделал, здесь нужно разбираться.
- Учишься непосредственно на своих работах, или Интернет-проекты, книги изучаешь?
- По ходу работы над проектами, если возникают вопросы, приходится обращаться к Интернету. За счет полученных зданий кругозор расширяется сильнее, нежели я бы сидела и просто чего-то там смотрела, поэтому все равно толчок идет от работы. У меня дома есть техническая литература, я стараюсь ее штудировать.
- Ты считаешь себя хорошим конструктором?
- Нормальным. (смеется)
- Чувствуешь ли ты гордость за свою деятельность, например, те же архитекторы с гордостью произносят: я построил дом, в котором теперь будут жить люди.
- Да, конечно, это ощущение гордости безусловно есть, особенно, когда ты видишь реализованный проект. Хотя многие люди сразу и не замечают работу конструктора, не думают о том, что это не только работа архитектора, но это совсем не обижает. Главное, что ты же знаешь: сколько вложено трудов и что здание действительно построено. В моей профессии есть продукт труда,материальный, видный, ощутимый, и это мне очень нравится.
- Можешь назвать какой-то уже построенный объект, который тебе дорог или работа над ним была какой-то особенной?
- Много объектов, где частично  было мое участие, небольшие кусочки. Вот сейчас принимала участие в таком объекте, как "Балтийская жемчужина", здесь уже нулевой цикл шел, подвал,ростферостфиги,  плита подвала, понижение, пандусы, подземные стоянки,  мне нравится этот объект, потому что архитекторы очень сильные были. Там тоже небольшой кусочек моей работы, но все равно думаю, когда приду, я смогу что-то узнать.
-Тебе нравился он чем, он был сложный или полезный?
- Мне очень нравились задумки архитекторов, интересные архитектурные решения были использованы. Изначально было любопытно изучать чертежи, посмотреть, по ним "полазить", путь уже и выше - верхние этажи,просто просмотреть, а потом  уже и заняться и действительно интересно реализовать. Там сейчас идет работа полным ходом, мне уже хочется сходить и посмотреть на то, что получилось.
- Мы все о работе, да о работе, а в свободное время чем занимаешься?
- Люблю физические нагрузки, я хожу на йогу.
-О, значит, когда возникают конфликты на работе ты начинаешь медитировать?
-Примерно, освободиться от рабочих процессов. Очень люблю проводить время с друзьями, какие-то небольшие путешествия с семьей. Какие-то художественные занятия, там бисероплетение, вышивка, роспись по стеклу.
- А ты рисуешь?
-Я закончила школу искусств. Немного иногда душа требует творческого чего-то.

Беседовала менеджер проекта Эльмира Мендиярова